Последний день в казарме я знакомой

Солдатская весна - Перепелов Евгений - тексты, аккорды, скачать mp3

последний день в казарме я знакомой

Я ретко захожу твитр Вайбер вацап imo тел. . песня Последний день в казарме я знакомой, Пришла последняя солдатская весна. Окошко открыто, че- рез него я вижу знакомую картину улицы, в конце можно было бы навестить и Миттельштедта — он сейчас, наверно, в казармах. а на нее незаметно наплывает другая картина: ясный осенний день, мы с. Я пытаюсь перенестись мыслями в то далекое время. Окошко открыто, через него я вижу знакомую картину улицы, в конце которой высится шпиль церкви. было бы навестить и Миттельштедта – он сейчас, наверно, в казармах. а на нее незаметно наплывает другая картина: ясный осенний день, мы.

В армии я чувствовал себя бессмысленным и слабым - особенно на фоне наших сержантов! Мои русские коллеги пытались меня успокоить, но я знал: Ощущение неадекватности просто убивало. Один из сержантов выглядел прямо как Сталлоне - и голос, и жесты… Если все военнослужащие ВС РФ похожи на сержантов нашей части, то русским нечего бояться внешнего врага.

Одна из главных причин, почему я ничего не добился в армии, - психология одинокого волка. Мне было неприятно стоять в огромной общей душевой рядом с голыми, как и я, парнями. Поэтому я был приятно удивлен, что и душевые краны, и унитазы размещены в отдельных кабинках. До поездки я представлял армейский туалет в виде бетонного сарая с выгребной ямой, а оказалось, что все очень прилично, даже приватность соблюдена.

Солдаты нашей части сказали мне, что условия проживания здесь очень хорошие, но и в других казармах не хуже. Кровати были очень удобные. В казарме стояли 3 стиральные машины и фильтр для воды. Но у нас совсем не было времени все это использовать: Считается, что основы методики воспитания солдат в современных армиях мира были заложены в Пруссии Фридрихом II. Я не служил в армии США, поэтому ожидал, что сержанты - это злые психопаты, получающие удовольствие от страданий своих подчиненных.

Но сержанты относились к нам как строгие отцы, которые хотели сделать нас. Главная их цель - улучшение качества войск. Я помню, как однажды на охоте мой отец заставил меня пройти вместе с ним по болоту с очень тяжелым рюкзаком в половину моего веса или даже больше и ружьем. Мне было дико тяжело, мне было очень плохо, но в итоге я стал сильнее.

И я рад, что отец заставил меня это сделать.

последний день в казарме я знакомой

Поэтому, я думаю, участники программы тоже были рады, что смогли выполнить требования сержантов. Кстати, наш полковник во многом напоминал мне моего отца - только без бороды.

Очень мудрый и спокойный человек с очень мужским характером и манерой говорить. Однажды полковник показал нам, как надо подрывать танк гранатами. Он молча и абсолютно без эмоций спустился в окоп, танк проехал над ним, он спокойно встал и бросил тренировочную гранату прямо в трубу над танком - как баскетбольный мяч в кольцо.

В армии очень много шуток, анекдотов и даже сарказма. У меня с собой всегда 10 килограммов сарказма и черного юмора - в этом смысле я настоящий русский солдат! В последний день моего пребывания в части почти все русские солдаты задавали мне вопрос: Чтобы не утонуть в случае шторма! Во-первых, армия гарантирует тебе постоянный хороший заработок, бесплатное питание; безработица тебе не грозит.

Во-вторых, после окончания контракта Пентагон оплатит два-три первых года твоей учебы в колледже или университете. В-третьих, армия даст тебе возможность бесплатно попутешествовать, побывать в самых разных странах мира: В-четвертых, армия бесплатно обучит тебя новой профессии. Перечисление преимуществ можно продолжить. Уолтон ничего не сказал о недостатках, а я не переспросил. Мы обогнули здание, в котором у Паттона [6] в е годы располагался штаб. Прославленный генерал в ту пору командовал здесь дивизией.

Это единственный центр, дающий начальную подготовку пехотинцам армии США. Срок полной подготовки солдата — тринадцать недель. Поступившим на службу на протяжении этого времени категорически запрещено курить.

Я, понятное дело, не говорю о наркотиках и алкоголе. Я спросил Уолтона, есть ли у солдат, скажем, наряды по кухне, посылают ли их на строительные или сельскохозяйственные работы?

Он с удивлением посмотрел на меня: Все внимание солдата сосредоточено на физической и боевой подготовке. В течение всех тринадцати недель мы им даже запрещаем читать газеты, слушать радио, смотреть телевизор.

Разрешается это в минимальных дозах и в порядке поощрения особенно старательных парней. Скажем, в воскресенье вечером кому-то позволят посмотреть десять минут телевизор. Я всегда подолгу рассматриваю такого рода плакаты, с которых к согражданам обращается розовощекий человек с волевыми чертами лица и очень строгий. Одна бровь неизменно вздернута. Подобные плакаты есть, похоже, во всех странах. Но создается впечатление, что штампует их один и тот же художник, меняя лишь лозунги.

Полковник Ист подошел к нам и протянул сначала Биллу, потом мне свою крепкую руку. Он был одет в пятнистую полевую форму.

  • Book: Как я был солдатом американской армии
  • Солдат неудачи

Всех нашивок я не успел разглядеть, потому что Ист развернулся и пригласил нас внутрь. Мы вошли в приземистое здание, по обилию использованного бетона напоминавшее бункер.

Закрылись толстые стеклянные двери, отрезав меня от остального мира. Прощайте, шевелюра и… сигареты За окном беспомощно лепетала листва, словно хотела о чем-то предупредить. Массивные стены, полумрак, чистота, порядок — все это странным образом действует на психику, подавляет человека, впервые сюда попадающего. Видимо, именно такую задачу военные поставили перед архитектором, планировавшим здание.

Они сначала прилетают в Атланту [8] из своих родных штатов. Потом на автобусах добираются до Форт-Беннинга. Конечно, все транспортные расходы берет на себя Пентагон. Он же снабжает парней талонами на еду. Ребята поступают к нам одиннадцать с половиной месяцев в году непрерывным потоком. Исключение — рождественские и пасхальные праздники. В неделю через нас проходит обычно от до человек. Мы остановились у двери, которая вела в мрачного вида комнату без единого окна.

В одной из стен — щель. Запрещается также жевать и нюхать табак. Если кто-то оставил при себе что-то запрещенное и это обнаружится, будет наложен денежный штраф. Есть и другие виды взысканий.

Честно говоря, я иногда покуриваю. А во-вторых, командир Форт-Беннинга двухзвездный генерал [9] Льюер сообщил нам, что из Пентагона пришел приказ дать вам возможность стать на время солдатом армии США. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что принимайте правила игры.

Вышел оттуда, почувствовав почему-то, что совесть моя стала чуточку чище. Словно мне отпустили грех. В самом низу — место для подписи. Я поставил ее, но сказал: Билл Уолтон почесал затылок. Уэйн Сорс щелкнул фотоаппаратом и сказал: Ребята, среди которых я теперь оказался, с любопытством рассматривали друг друга.

Парень похлопал меня по плечу и сказал, что ему приходилось в жизни слышать шутки посмешнее. За компанию с приятелем. А потом, знаешь, я большой любитель всяких там походов, костров в лесу. Я весь штат облазил. А теперь вот решил — почему бы мне не делать то же самое, только за шестьсот долларов в месяц?! Парень сделал на пятках разворот на сто восемьдесят, бросил через плечо: Когда сменишь пластинку, дай знать… Я отошел от него и направился в сторону мини-музея, расположенного неподалеку.

Рядом, в стеклянном кубе, висела форма одного из бывших американских военных советников во Вьетнаме. Чуть поодаль — форма некоего Райха. Он знаменит тем, что первым ступил на землю Гренады во время недавнего вторжения США.

А вот выставка американских солдатских касок первой половины XX столетия. С этими поварами, ей-богу, одна умора… За касками, чуть дальше и влево, на отдельной полке под стеклом сверкала под косыми ржавыми лучами заходящего солнца коллекция американских военных орденов и медалей: Он проводил меня в кабинет, с первого взгляда напоминавший комнату для пыток: Я сел, почему-то вспомнив про недавно данную подписку.

Детина сменил лезвие на визгливый электрический прибор.

Book: Как я был солдатом американской армии

Через тридцать секунд все было кончено. Такая же участь постигла и всех остальных только что прибывших в Беннинг парней. Далее мы проследовали по очереди в рентгеновский кабинет, где сержант-пуэрториканец сделал пару снимков моих челюстей. В конце го в гандеровском [10] аэропорту потерпел аварию самолет, битком набитый солдатами.

Внутри было такое кровавое месиво, что почти никого не удалось опознать. После этого решили, что рентгеновские снимки челюстей самое надежное. Медицинская проверка и вакцинация заняли не более тридцати минут. Пневматическим пистолетом давление — фунтов на квадратный дюймсловно штампуя, солдатам делали прививки от всевозможных эпидемий — всего восемь впрыскиваний.

Тесты на СПИД, наркотики и алкоголь. Отдельный тест, определяющий интеллектуальный уровень: Жесткие меры приняты в американской армии против наркотиков.

Если раньше, особенно во Вьетнаме, на эту проблему командиры смотрели сквозь пальцы, то теперь ситуация кардинальным образом изменилась. Человек, хоть раз замеченный в их употреблении, подлежит немедленному увольнению из рядов вооруженных сил. Солдаты, возвращаясь домой, тащили эту эпидемию в Штаты. Если он сопротивляется, у него начинаются неприятности.

То свет погаснет, когда он в душевой. То ботинки исчезнут и он опоздает на построение, а это наказуемо. Таким образом старослужащие втягивали молодых в наркоманию. С тех пор прошло лет пятнадцать. На каждой указаны твои фамилия, имя, дата рождения, номер страхового полиса. В моем случае — номер заграничного паспорта. Получили мы и по пластиковой коробочке с затычками для ушей.

Ведь даже треск автоматической винтовки М16 достигает почти децибелов. О смерти тут заботились явно больше, чем о жизни. Я внимательно вглядывался в совсем еще детские лица ребят: Парень, сидевший на корточках слева от меня, долго сосал кончик шариковой ручки, но потом в конце концов вывел адрес мисс Стоунвэй, которая проживала где-то в Вудбери.

Сделаем это через семь недель. К тому времени все вы сбросите лишний вес, поднакачаете мускулы. Я натянул пятнистые штаны и куртку. Полковник Ист помог подвернуть рукава, чуть выше локтей. Это здесь — целое искусство. Как у нас — портянки. Умение подворачивать рукава отличает бывалого солдата от новичка.

"Степь да степь кругом..." или веселая история, произошедшая со мной в армии.

Мы спустились в солдатскую столовую. Тут, как и везде в американской армии, рядовые едят вместе с офицерами. Сразу бросился в глаза здоровенный плакат у входа: Нарисован бравый американский рейнджер, протыкающий штыком советского солдата с красной звездой на каске. Я вспомнил десятки офицерских и солдатских столовых у нас, в которых приходилось бывать самому.

Вспомнил наши части и подразделения в Афганистане. Не играем мы на ненависти к американцам. С первого же дня! Честно говоря, настроение резко испортилось. Кусок в горло не лез. Ведь, как ни крути, призывали убивать. Или таких, как. Солдаты, выстроившись в очередь и держа перед собой подносы, брали с длинных полок тарелки с итальянскими макаронами, горячие сосиски, мясо, вареный картофель и рис, всевозможные соки, овощи, фрукты и пирожные, кофе с молоком и.

Если он укладывается в эту сумму, еда для него бесплатна. Если нет — ему приходится доплачивать из собственного кармана. Но трех долларов 75 центов вполне хватает, ведь налогов на еду здесь. Правда, каждый месяц мы делаем поправку с учетом изменений курса доллара. Офицеры же за еду платят. Полковник Ист познакомил.

Но фотокамера в виде искусственного зрачка работает вполне исправно. Встав из-за стола, Уэйн Сорс и я направились к выходу. Хотелось подышать свежим воздухом.

последний день в казарме я знакомой

Жара стояла, как в сауне, и я вылил на голову остатки воды из фляги. Солнце медленно заходило на посадку, отстреливаясь последними косыми лучами, словно трассерами. Мы пересекли поле для игры в гольф. Оно было гладким, как морская вода в тихое, ясное утро. Лишь с края изумрудной волной тянулась гряда приплюснутых холмов. Сорс перезарядил фотокамеру и по-хозяйски огляделся вокруг в поисках стоящего кадра.

Я с ним пол-Филиппин обошел… И он принялся рассказывать историю о том, как пару лет тому назад внедрился в один из отрядов Новой народной армии Филиппин. Мы оказались у могучего, разлапистого тутового дерева. За столиком под его кроной сидели две девушки в военной форме. Сорс разговаривал с другой девушкой. Было темно, и я слышал лишь ее грудной смех.